Суббота, 21.07.2018, 05:06

Приветствую Вас Гость

Мишатина Наталья Львовна

Форма входа
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 463
Друзья сайта
  • РГПУ им. А.И. Герцена
  • Методсовет
  • ЛОИРО
  • СПбАППО
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0









    Из переписки с Екатериной Ивановной Никитиной, доктором педагогических наук, профессором Ульяновского государственного педагогического университета им. И.Н. Ульянова, автором учебных книг «Русская речь».

    «Дорогая Наталья Львовна! Уж и не знаю, как и благодарить Вас за радость, которую Вы мне подарили! Представьте себе: я почти месяц пролежала в больнице (невеселое место!), выписалась – и только вхожу в свою комнату – мне вручают бандероль с Вашей книгой[1]. Открываю её – и «впиваюсь», забывая все невзгоды! Спасибо!

    Понимаю, какой колоссальный труд Вы в неё вложили. Горы книг, а из них надо выбрать куски и кусочки, строки и строчки, слова и словечки – словно жемчуг найти на дне морском. Зато и получилось чудо! Всё в Вашей книге свежо, ново, оригинально. Сделано с душой, любовью и вкусом. Это – главное!

    Написать подробно о Вашей системе работы пока не могу: 1) рука ещё плохо меня слушается, буквы «пляшут»; 2) книгу надо ещё раз прочитать и кое над чем подумать (я вообще тугодум); 3) мне не совсем понятно, что представлено в Вашей книге: вся система работы по развитию речи в 7-9 классах или только один аспект её? Если аспект, то как он сочетается с другими? Чему научились Ваши дети в предыдущих классах? Чему будут учиться в последующих?

    Изо всей задуманной серии книг «Образ человека, в слове явленный», Вы уже написали самую трудную. Неслучайно же мы говорим: «Нет слов, чтобы сказать то, что я чувствую», «Чувствую, а сказать не могу» и т.п. И как сочетать интроспекцию и описание своих чувств? Описание, например, Радости вообще и «моей» конкретной в конкретном случае? Подобные вопросы Вам, вероятно, уже приходилось слышать. Буду (или будем?) искать на них ответы.

    Поздравляю Вас, милая Наталья Львовна, Труженица великая, с выходом в свет Вашей прекрасной книги. Как хорошо, что она заставляет думать, искать! Ещё раз: спасибо!

    Доброго, беззаботного Вам лета! Отдохните как следует!

    Здоровья Вам! И вдохновения в новом учебном году.

     

    Наталья Львовна, может стоит подумать о другом названии Вашей книги? Оно – прекрасно. Но лет пять назад книга с таким же названием уже была опубликована. Не помню сейчас автора её (это можно установить), но содержание – средне-традиционное, ничего нового, совсем-совсем не то, что у Вас.

     

    Всего доброго Вам и всем, кто Вам дорог!

                         

    5 июля 2003 г.                                                  Никитина

     

     ---------------------------------------------------------------------------------

    Дорогая Наталья Львовна!

     

    Уже написав Вам письмо и «заклеив» его в конверте, дозвонилась до библиотеки, узнала всё о книге с Вашим названием: Мурашова А.А. Как сердцу высказать себя! Диалог со школьником и абитуриентом. М., 1994. – 93 стр.

    Но «существование» этой книжки на белом свете Вас не должно ни капельки смущать. У Вас – столько счастливых находок! И замысел очень интересный, перспективный.

    Каждую свободную минуту я снова и снова перечитываю страницы Вашей книги. Думаю. Гадаю. Когда в моей душе что-то определится, прояснится, напишу.

    Были бы Вы рядом, расцеловала бы я Вас.

    Всего доброго!

     

    5 июля 2003 г.                                   Никитина

     

     ---------------------------------------------------------------------------------

    Дорогая Наталья Львовна!

     

    Рада была Вашему письму: одна гора с моих старых и потому хилых плеч свалилась (но много их, всяких «горок», на мне еще и осталось). Всё лето мысль о том, что я Вас чем-то обидела, не давала мне покоя. Но теперь, слава Богу, на этот счет я успокоилась. Спасибо!

    Проблемы, связанные со здоровьем Вашим и Ваших родителей, мне очень близки и понятны: через всё это (инфаркты, инсульты, реанимация) мне пришлось пройти, и Ваше письмо, кстати, я получила в больнице: ко всем моим хроническим заболеваниям сосудов головного мозга я «сумела» прибавить еще воспаление легких. Теперь я дома; будем надеяться на лучшее. Не болейте!

    В журнале «Мир русского слова» (№ 3, 2003 год)[2] я увидела Вашу фотографию – и сразу поняла: почему Ваша книга прекрасна? Потому что Вы – красивая, обаятельная! Представляю, как любили Вас ученики и как любят теперь студенты. Завидую!

    Спасибо Вам, милая Наталья Львовна, за добрые слова о моих «Речах». Труда и любви в них вложено уйма, но работают по ним, к сожалению, всё меньшее и меньшее количество школ. Причины Вы изложили совершенно правильно. Когда создавался комплекс, обо всём этом мы, соавторы, В.В. Бабайцевой говорили [  ], но она осталась при своем мнении. И вот теперь я оказалась в «страдательном залоге». Все другие соавторы – москвичи, и они устроились в других коллективах, а я – учитель из провинции. Куда деваться? Да в мои годы… В нашем городе в некоторых школах соединяют учебники М.М. Разумовской и мои. И результаты хорошие.

    Однако перспективы мои «неперспективны». Сознавать это грустно. Но что делать?

    Еще раз спасибо за письмо. Всего доброго Вам, Вашей семье, Вашей кафедре.

    Здоровья! И вдохновения!

    Обнимаю, целую. Е.И.

    Октябрь, 2003 г.

     

     ---------------------------------------------------------------------------------

    Дорогая Наталья Львовна!

     

    Рада Вашим успехам! Поздравляю с новой книгой[3] и уверена, что за ней будут другие. Спасибо за Ваш щедрый подарок – книгу.

    Очень хочется прочитать её как можно скорее, но, к сожалению, ничего не получается: чувствую себя прескверно (опять месяц лежала в больнице, но бесполезно); замучили головные боли, высокое кровяное давление и т.п.

    Ваша новая книга (опять-таки к сожалению!) напечатана таким мелким шрифтом, который мои глаза уже не берут. Прочитаю 1-2 страницы – и «сдаюсь»: ползёт вверх давление, начинается головокружение, и я в отчаянии всё бросаю. Лежу, как бревно. Поэтому написать рецензию для РЯШ я не могу, как это ни обидно сознавать. Мне кажется, лучше всего послать в журнал уже готовую рецензию Владимира Георгиевича[4] (он указан в книге как рецензент; авторитет у него – высочайший, мне до него – как от земли до неба).

    Я же Вашу книгу постепенно буду читать и осмысливать; для Вас – отзыв рабочий, дружеский – напишу обязательно, для журнала (можно послать в «Русскую словесность») – попробую, если осилю.

    Сейчас же, прочитав лишь первую главу Вашей новой книги, могу повторить только то, что писала Вам и о первой: всё – ново, свежо, всё – результат титанического труда Вашего! Находок много! В том числе – название книги: оно, в отличие от заглавия и особенно подзаголовка первой, не наталкивает на грешную мысль: а что концептуальная методика развития речи исключает традиционную? По моим стариковским представлениям, главное, чему должны научиться ребята в старших классах, – читать с карандашом в руках классику и «вычерпывать» из нее фактический текстовый материал для аргументации своих суждений. Концептуальная методика, как я поняла её из Ваших книг, – один (далеко не единственный!) из аспектов сложнейшей многогранной работы по развитию речи. Возможно, я ошибаюсь. Но в 60-ые годы среди так называемых свободных тем сочинений были такие, которые ориентировали на раскрытие понятий: «Упорство и упрямство», «Смелость и дерзость», «Честь и тщеславие» и т.п. Они не привились в школе. Наверное, потому что сложны и предполагают такую степень умения обобщать, абстрагировать, до какой школьники еще не доросли. И теории для таких тем не было.

    У Вас, милая Наталья Львовна, сильна теория, которую в 60-ые годы создать еще не успели. Я Вам очень завидую: работа Ваша интереснейшая. И живете Вы в городе, в котором всё есть, все новинки, все словари, все справочники. Я же совсем, совсем в других условиях. Многого из того, что Вы рекомендуете в списке, в нашем городе нет. А если появится во Дворце книги, то мне добраться до него – проблема: уже много лет я неходячая. 200-300 м около подъезда дома – предел моих возможностей.

    Новинки, появляющиеся в областной библиотеке, мне приносят бывшие студенты. Но это – совсем не то, что быть в библиотеке самой и «обрастать» книгами. Тот печальный факт, что не всё из рекомендуемого Вами, я прочитала, тоже удерживает меня от официального отзыва о Вашей книге: я не имею на него морального права. Ещё раз повторяю: завидую Вам.

    Вдохновения Вам! Всего доброго семье, коллегам, друзьям!

    Целую. Е.И.

     

    Ноябрь 2004 г.

     

     ---------------------------------------------------------------------------------

    Дорогая Наталья Львовна!

     

    Рецензию на Ваши книги в «РЯШ» послали; Вам – тоже. Если мы что-то поняли не совсем точно, сообщите мне: «примем меры».

    Мои дети через «Книгу-почтой» и интернет приобрели для меня Словарь концептов Степанова и книгу, ред. которой является Арутюнова. Прочитала их наконец-то, изучила и теперь, кажется, лучше понимаю Ваши замыслы.

    Обо всем несомненно положительном я говорила Вам в первом письме; это же сказано и в рецензии. А теперь о встречных вопросах и некоторых сомнениях, пожеланиях.

    I.

    1. Концепты – национальные, а суть некоторых из них – общечеловеческая. Кажется, у Ю.Бондарева есть такая примерно миниатюра: Люди на Земном шаре говорят на разных языках, но смеются и плачут все одинаково. Вспомнила: миниатюра эта называется «Единое». Может быть, об этом стоит сказать в материалах о концептах-эмоциях?

    2. В основе традиционной программы развития речи главная тема – человек и общество. В концептах упор делается на человека вообще, на его чувства, мысли, действия. Не приведет ли это к перегибам, к забвению того, что человек – «животное общественное»? Спасение здесь в концептах «Родная земля», «патриотизм», но их по сравнению с другими (о человеке вообще) мало. Что-то (кто – кого) перетянет?

    3. О концептах сейчас пишут и другие методисты. И понимают их по-разному. Например: Концепт Родная земля в творчестве Ахматовой (Цветаевой, К.Симонова и др.). Не лучше ли здесь вместо «концепта», на сегодня недостаточно ясного, употребить привычное слово тема? Или: концепт и тема – одно и то же? Вряд ли.

    II. Неясности частного характера.

    1. Во II книге на с. 200 – миниатюра «Лицо России» построена на сравнении России с лебедушкой, у которой и «коса золотая», и «сарафан в цветочках». Не лучше ли сравнить Россию с девушкой (у Блока есть сравнение России с девой); отсюда логичный шаг – к образу Родина-мать (детали внешнего облика, одежды увязывать с лебедушкой – натяжка), а с девушкой-красавицей естественно. Дети помнят сравнения с красавицей зимы, весны, золотой осени.

    2. Свои и чужие. Это противопоставление и у Степанова, и у Вас. Не лучше ли свои (мы) и другие? Для меня чужие – те, кто заставил мир оплакивать жертвы Беслана, фашисты, нелюди, а порядочные англичане, французы, немцы – просто другие (не такие, как мы).

    3. В связи с концептом русская обида акцент в трилогии Горького сделан на обиде. Но разве в этом главное? Вопреки всем «свинцовым мерзостям жизни» Алеша вырос настоящим человеком. Это, конечно, всем понятно; однако беседа о концепте обиды может увести детей в сторону от сути дела.

    III. Может ли концептуальная методика развития речи заменить традиционную?

    Думается, пока что нет. Много неясного.  Сколько концептов (у Степанова – их 52); какие из них в каком классе давать? В связи с чем? Как и почему разнообразить жанры сочинений? (Пока получается: стиль – только публицистический, жанр – только эссе). И всё ли, что сейчас называется концептами, является таковыми?

    Мне кажется, концепты – общественно-нравственные понятия типа совесть, вера, истина и т.п., и работать над ними надо в старших классах и со студентами 1-2 курсов (вместо практикума по русскому языку, т.е. бесконечного ликбеза).

    Еще одна проблема: сумеет ли массовый (средний) учитель подняться на ту высоту, на которую Вы его зовете своим примером? Даже по Вашим готовым материалам объяснить большинство концептов сможет далеко-далеко не каждый словесник. А уж разработать всё самому… Но вас это не должно пугать: такой всегда путь новатора. За ним – будущее. Творите! Дерзайте!

     

    Милая Наталья Львовна! Все мои встречные вопросы – мелочи, чепуха по сравнению с тем, что Вы сделали и делаете! Сил и вдохновения Вам!

    Привет и добрые пожелания Вашей семье и коллегам. Целую.

    Е.И.

    Жду Вашу новую книгу.

    Февраль 2005 г.

     

     ---------------------------------------------------------------------------------

    «Дорогая Наталья Львовна! Большое спасибо за Вашу новую книгу[5]! Поздравляю с выходом её из печати. Рада Вашим успехам.

    Книгу уже прочитала. И думаю: давно пора дать Вам доктора без формальной защиты и обильной писанины. И так видно: в Ваших книгах и ума, и труда уйма! Жаль, что не от меня зависит решение этого вопроса.

    В предыдущем письме я допустила ошибку, сказав, что по Вашей системе ученики пишут только эссе в публицистическом стиле. Я была неправа, простите, пожалуйста. Читая Вашу новую книгу, увидела задания и другого типа: написать метафорический портрет слова, развернутое сравнение, этюд и др. Но нет ни одного примера выполнения этих заданий детьми! А они совершенно необходимы. Прочитаешь конспект урока – работа огромнейшая, подготовка к ней – сложнейшая. А результат? Что же получилось? В Ваших предыдущих книгах и особенно в статьях – примеры эссе есть; они мне и запомнились, а всё другое – без примеров ученических работ – и внимание моё на них, видимо, не заострилось. Так может получиться и у других читателей Ваших материалов. Учтите это и не скупитесь на примеры детских работ!

    Очень хорошо, что в третьей книге Вы дали Приложения 1 и 2. С них и надо начинать постижение Вашей системы.

    В заключение 2-3 встречных вопроса:

    1) «Развивать чувство языкового чутья» (с. 92 и др.). Зачем здесь слово «чувство»? Развивать языковое чутье. Разве это не понятно?

    2) Ученикам Вы предлагаете продолжить классический текст или предложение (с. 114, 122 и др.). Надо ли это делать? Не мешает ли это воспитанию языкового чутья, уважения к труду классиков и не «помогает» ли ученикам преувеличивать свои способности и возможности? Эти вопросы всегда удерживали меня от подобных заданий.

    3) Бальмонт (с. 127, 128 и др.) уж очень цветистый. И тоже помогает ли совершенствованию языкового чутья? Или вредит?

    Это, конечно, мелочи. В целом же Вы – давным-давно доктор! И куда глядит Ваш зав. кафедрой? Что медлит? Ведь есть профессора без защиты докторской, а почему бы не быть доктором без этой формальной процедуры?

    Здоровья, сил и вдохновения Вам, дорогая Наталья Львовна! И отдыха тоже! Хоть немножко!

    Добрые пожелания всем, кто Вам дорог.

     

    2 июля 2005                                                                   Е.И.

     


    [1] Мишатина Н.Л. «Как сердцу высказать себя?..» Теория и методика развития речи с позиции лингвокультурологического подхода.  Учебно-методическое пособие.  (Серия «Образ человека, в Слове явленный…»). СПб.: «Милена», 2002. - 260 с. (16,25 п.л.).

    [2] Круглый стол: мир русского слова и дети. Санкт-Петербург, редакция журнала «Мир русского слова», 8 июля 2003 года.// Мир русского слова. - № 3 (16). – 2003. – С. 8 – 23.

    [3] Мишатина Н.Л. Диалог с культурными концептами в 5 – 11 классах (русский язык, литература, развитие речи). Учебно-методическое пособие.  СПб.: «Сага» - «Наука», 2004. 256 с. (16 п.л.).

    [4] Речь идет о В.Г. Маранцмане, член-корреспонденте РАО, докторе педагогических наук, профессоре кафедры методики преподавания русского языка и литературы РГПУ им. А.И. Герцена.

    [5] Мишатина Н.Л. «Образ человека, в Слове явленный: освоение концептов русской культуры». Элективный курс по русскому языку для предпрофильной подготовки и профильного обучения. Учебно-методическое пособие. СПб.: «Сага», 2005. 166 с. (10,3 п.л.).

     

    Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz